Обо мне

Моя фотография
Вредина ужасная - 1 шт.

понедельник, 23 мая 2011 г.

Ролевое

Да-да, блог, кажется, рукодельный.
Но это ведь тоже своего рода творчество и раз оно сейчас так много занимает места в моей жизни. Пусть кусочек будет и здесь.


Ксенофилиус Лавгуд всегда говорил дочери, что самая страшная в мире пустота - это пустота в голове. Даже если сердце твое от боли потерь станет похожим на головку сыра Леердаммер, то время и друзья смогут залечить и не такие раны, затянуть и не такие дыры. Но вот потерять собственные мысли... Вот и пыталась Луна Лавгуд найти хоть где-нибудь в этом до безумия пугающем и пустом больничном коридоре саму себя и свои мысли. Но казалось, что сидишь в лодке и покачиваешься на тихих волнах безмятежности и затягивающей в ничто пустоты.
Появившейся из потемневшего и сгустившегося воздуха Дамблдор, поднявшийся на ноги Невилл и Чарли, лежащий около стены. Ему, должно быть, там очень холодно. И тепло чужого тела за спиной, кончик волшебной палочки, приложенной совсем не к чужому горлу, завораживающий тихий шелест заклинаний. Яркие осколки, фрагменты одной картины, узкий коридор - целый мир, где не хватает только тебя одной.
- Она неправильная. Надо исправить. Я насчитала пять неотъемлемых метафорических параллелей... Неверно, надо исправить. Она неправильная, - проговорила Луна вслух, но замолчать ее заставил невыносимый жар, сжирающий кислород быстрее Рона, добравшегося до горы сладких пирожков с яблоками и глотающий их почти не жуя. Возведенный несколько мгновений назад щит с тихим "пык" лопнул, как мыльный пузырь. Но именно этот "мыльный пузырь" спас человеку в маске здоровье и, наверное, саму жизнь. Не загорелась мантия, не заметалась от стены к стене фигура, объятая огнем, но нестерпимый жар, как и пламя, было не так легко умолить.
Спади Империо и будь Луна способна адекватно реагировать на происходящее, то восхищение живой, настоящей, невообразимо громадной и сильной магией притупилось бы болью в руке, в которую хваткой злобного бульдога вцепилась женщина с неприятным голосом. Но девушка лишь зачарованно наблюдала за директором Хогвартса. От волшебства звенел воздух, дрожали руки, и не только у шестикурсницы, но и у нее мучительницы, вдоль позвоночника бегали мурашки. Казалось, подними сейчас руку и увидишь, как с подрагивающих пальцев вспуганными пичугами будут соскакивать разноцветные звезды и искры.
Еще один взмах палочкой, ни единого лишнего звука, ни единого лишнего движения, только кончик длинной серебристой бороды качнулся в сторону, подхваченный ветром надвигающейся бури. А буря обещала быть вовремя; в сторону мужчины, точно с одной стороны шахматного поля на другую, полетели молнии. "Relashio", - росчерком молнии мелькнуло в голове и сразу же погасло, вокруг все затихло, замерло в ожидании раската грома. Ведь он непременно приходит за ярким белым светом.